«Евросоюз — территория кривых зеркал»   Leave a comment

Египет поддерживает Тунис, Кот-д’Ивуар и Белоруссия в списке стран, представляющих проблемы для европейской дипломатии, раздираемой между стремлением поддержать демократические чаяния улицы и сохранить приличные отношения с действующими авторитарными режимами.

Опережая историю

Остроумный Троцкий однажды заметил, что неприятности приходят тогда, когда в политике начинают путать настоящее и будущее время. Стоит поверить, поскольку Лев Давидович и сам не раз, запыхавшись, бежал впереди паровоза.
Идея выстроить образцовый европейский режим не нова. Ещё Корсиканец мечтал встать во главе объединенной Европы, созданной на конфедеративной основе, где жизнь, невзирая на национальные особенности и традиции народов, строилась исключительно на основе наполеоновского кодекса.
Задумывались о едином будущем Европы и раньше. Часто упоминают трактат Уильяма Пенна, изданный еще в 1693 году. О том же писал французский аббат Сен-Пьер, предлагавший заключить международный договор для организации европейской конфедерации держав во главе с Постоянным советом. Затем в 1782 году эти же идеи развивал в своей работе «Суждение о вечном мире» Руссо. Мысль о европейском доме, где все бы решалось «по-честному», не оставляла и глубоко верующего Александра I. После победы над Наполеоном и Венского конгресса, где удалось решить суетные проблемы передела собственности, пришло, по мнению царя, время заняться самым важным — начать строить в Европе что-то похожее на «вечный мир». Большинство политиков, представлявших в ту пору великие державы, чаще рассуждали, однако, о «политическом равновесии сил», а это предусматривало необходимость жертвовать ради равновесия на шахматной доске некоторыми пешками, то есть интересами малых государств. Православный царь расставлял акценты иначе, добавляя в этот старый рецепт такую острую специю, как мораль. Других европейских «кулинаров» это тогда очень раздражало.
Моральная заслуга царя заключалась еще и в том, что Россия в тот момент менее других была заинтересована в создании общеевропейского механизма, гарантирующего континенту стабильность, поскольку именно она реально контролировала ситуацию, обладая наиболее боеспособной армией.
Любопытно, что царя-моралиста страстно поддержал известный утопист Сен-Симон, точно так же уповая на то, что именно христианство, основанное на братстве людей, поможет, наконец, гармонично решать проблемы. И царь, и граф-социалист ошиблись. Причиной неудачи оказалась непреодолимая на тот момент преграда – неравномерность внутриполитического развития европейских стран. Министр иностранных дел Англии получал, например, следующие ориентировки: «Дайте понять русским, что у нас – парламент и публика, перед которыми мы ответственны». Лондон точно указывал на главное тогдашнее препятствие процессу объединения Европы: самодержец в лучшем случае был ответствен перед собственной совестью, английское правительство — перед парламентом и народом. Иначе говоря, в своем желании облагодетельствовать Европу Александр сильно забежал вперед.

Суд времени

Нынешняя жизнь объединённой Европа не менее трудна, хотя формально былое препятствие устранено – парламенты есть у всех членов ЕС. Хуже с реальной экономикой, реальной демократией и психологией. Все шло неплохо лишь в рамках старой Европы, т.е. до того момента, когда евробюрократы позволили себе непозволительное – так же забежали вперед, проглотив от жадности сырой полуфабрикат – бывшие страны Восточного блока и осколки СССР. Со всеми их вирусами, палочками и грибками. В Прибалтике – неуважение к нацменьшинствам и пристрастие к фашизму, в Польше – извечный национальный гонор. Но главное – везде осталось взращенное социализмом иждивенчество. Все они, вроде какой-нибудь Литвы, бывшей до того, как там появились русские, задворками мира, имеют в современной Европе точно такой же голос, как старые, заслуженные европейские лидеры. А это раздражает даже политкорректных.
То, что первыми в ряду протестантов оказались Франция (с референдумом) и Англия (с бюджетом), естественно. Именно эти народы всегда пеклись о своих интересах на континенте больше других.
Если бы я был французом, то понял бы француза, не пожелавшего плясать под дудку неизвестного ему евробюрократа из обкуренной Голландии. Если бы я был англичанином, то понял бы англичанина, которому не хочется сажать на шею новых иждивенцев. В конце концов, те и так уже в блистательном мире «равных возможностей».

Короче, Евросоюз дурно выучил правила политической грамматики, а потому теперь, задохнувшись, как Троцкий с его мировой революцией, пребывает в обмороке.
После принятия Лиссабонского соглашения всеми членами ЕС, многие считали, что в 2010-м Евросоюз отвлечется от внутренних проблем и начнет активней заниматься внешнеполитическими задачами. Но этого так и не случилось. В 2010 году на европейской повестке дня возник один насущный вопрос или, вернее, два – как вытащить из тупика экономику Греции и одновременно не допустить повторения подобного сценария в других странах еврозоны. Возникшую проблему начали «разбирать по косточкам» в лучших традициях ЕС – тыкая пальцами и перекладывая вину друг на друга. Правительство Греции обвинили в обмане, ЕС – в создании неэффективных механизмов для работы единой валюты, а корпорацию Goldman Sachs в том, что та позволила правительству Греции фальсифицировать свои счета.
Участники спора, в той или иной мере, пытались «повесить всех собак» на ЕС. Тот, в свою очередь, оказавшись под перекрестным огнем обвинений, дал слабину и пошел на беспрецедентный, довольно унизительный для себя шаг – Жан-Клод Юнкер, президент Еврогруппы, принес извинения за неудавшуюся попытку преодолеть кризис.
Мировой кризис не забыл и об остальных 15 странах еврозоны. ЕС пока так и не разработал «главный план» по разрешению проблем, вызванных им. Хотя уже сейчас ясно, что более сильные страны, как, например, Германия, не собираются вытаскивать своих коллег по еврозоне из проблем, в которые те сами себя же и загнали.
Увы, фискальной политике, как, впрочем, и другим направлениям политики ЕС, катастрофически не хватает солидарности.
Сейчас уже не так важно анализировать и изучать, кто и что сделал для развития еврозоны в последнее десятилетие, теперь необходимо определить, что же делать сейчас. Поскольку этот момент является переломным.

Политика неучастия

Нестабильная ситуация в остальном мире заставляет ЕС замыкаться в своей внутренней политике. Не имея возможности повлиять на события, они приспособят для каждого случая классический арсенал санкций, замораживания активов и визовых запретов.
Сегодня, в отличие от Кот-д’Ивуара, вопрос с Тунисом сложен в юридическом плане, потому что ООН пока не приняла никаких санкций. Решение этой проблемы усложняет также невозможность разобраться, где речь идет о личных состояниях, а где о капиталах компаний, часто связанных с европейскими, в том числе французскими, интересами. Аналогичная головоломка наблюдается и в Белоруссии, которую часто называют «последней диктатурой Европы». После 17 лет на посту президента Александр Лукашенко крепко держится за власть. В понедельник ЕС заморозил активы и введет визовые запреты в отношении Лукашенко и еще 157 белорусских чиновников. Эти санкции, принципиальное решение о которых было принято в начале месяца, могли быть приостановлены в случае освобождения деятелей оппозиции. Но, вместо того чтобы пойти на уступки, Минск предпочел пригрозить ответными мерами, намекнув, что часть российского газа, предназначенного для ЕС, проходит через территорию Белоруссии.
Очевидно, что внутренние проблемы Еврозоны, со временем будут только увеличиваться. Сегодня ей необходимы серьезные структурные изменения. Необходимы новые институты, которые, возможно, должны были быть созданы с самого начала. Еврозоне требуется работающее налоговое соглашение, которого пока что нет, также необходим внутренний аналог МВФ, который бы помогал бедствующим странам, ну и конечно, нужен фонд, который занимался бы проблемами банкротящихся финансовых организаций, ведущих свою деятельность на территории всего союза. Например, ЦБ Ирландии не может справиться с проблемами Bank of Ireland, он попросту не настолько крупный для этого. Решать вопросы по мере их поступления, каждый раз подходя к ним по-новому, не эффективно, ЕС нужен системный подход в долгосрочном периоде.

Реклама

Posted Февраль 1, 2011 by Иван Григорьев in Аналитика

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: